Интернет знакомый: Саша — порно рассказ

Автор.

Мы познакомились давным-давно, в одном из функционировавших тогда чатов.

Сразу же защелкало. Как и все драки после этого — нам достаточно сказать друг другу два слова, чтобы перейти к ругани, и мы проводили так несколько часов, если не несколько дней, с энтузиазмом. Потом, благодаря равнодушию (что я узнала позже), он понял, что я получаю бонус от своего невыносимого характера и привлекательной внешности — включительно. Все стало ясно благодаря смене тона, перейдя на ласковое, общее «человек плавает».

Он нашел меня в социальных сетях, там он переключился на Фрэнка Сусикани и буквально через несколько дней после этого признался в любви. «Что за чушь», — говорю я вам. «А для меня — норма», — скажу я вам.

Как было ясно изначально и становилось все более очевидным со временем, мы были абсолютно, невероятно разными.

Он был намного старше меня, работал «кровью и потом», конкретный коммунист, холостяк и просто «с придурью».

Я молодой, активный, богатый и беззаботный капиталист, не гнушающийся, в свою очередь, ничем.

Нас объединяло только одно — животное, нелогичное, буквально магнитное влечение друг к другу.

Как только общение перешло «ниже пояса», коснулось груди, плеч, шеи — я потекла, а он поплыл. Чувствовалось, что это без слов, мы никогда не вири, но как только он написал что-то вроде «ты все еще крутишься на кухне, я укушу тебя за задницу» и почему-то резко, с невероятной силой)

Я ничего не ждала от этого общения, мысль о «встречаться несколько раз» меня не прельщала (поначалу), тема реальных свиданий проскальзывала… но как-то серьезно о такой возможности мы не разговаривали полгода или около того (потом — он начал слегка намекать, потом — агрессивно требовать, я подхватила). По крайней мере, у меня не было мыслей о каких-то, даже очень коротких, чисто гипотетических и туманных отношениях.

Мне понравилось внимание с его стороны, накал страстей во время очередного скандала, приятное щекотание нервов при достижении «как можно дальше» (он как-то не научился подбирать эту реплику, говорю-конкуренция). Когда они не ругались, он засыпал с таким количеством удобств, что не цвести, а тем более не пахнуть, было просто невозможно. В целом, с ним в сети было лучше, чем без него.

Все это время его бросали из огня да в полымя. Я люблю/ненавижу; я бы отдал за тебя жизнь/ты тварь и сука; мы обязательно встретимся и все будет сказочно/мы никогда не встретимся, потому что я ненавижу, ты тварь и сука и вообще.

С моей стороны было два состояния: «Мимими» и «блядь, как же это было хуево».

Мы так наговорились/наругались, и бог знает, сколько бы это продолжалось, если бы не повод. Мы жили на небольшом, относительно друг друга, расстоянии — 400 км. Эта цифра часто высказывалась с его стороны, например, «Радуйтесь, что вы находитесь за 400 км и я просто не попаду к вашим священникам, иначе я бы пришел и спросил разрешения, а не встал. ‘ Но так получилось, что у меня был шанс приехать.

Меня занесло в его город по делам, там жили какие-то люди. Территория, которую мы успешно сдавали в течение многих лет. А тут вдруг возникло неудобство с агентством недвижимости, и мне пришлось срочно улаживать эту неприятность. Онлайн, как и в случае с Сашей, здесь было невозможно. Поэтому я сообщил ему, что на день или два у нас есть возможность отключить зеленые значки возле ников и перейти непосредственно к контакту «тело-к-телу».

Конечно, это было представлено по-другому. Потому что наш герой был «не так воспитан», «старой закалки» и далее по тексту, а сообщение «я буду в твоем городе послезавтра», думаю, иначе как «ну что, герой, твое время пришло», было трудно интерпретировать хоть при СССР хоть при Древней Греции.

Поэтому рано утром я была на вокзале, зная, что он должен меня встретить. Я заранее попросила пройти без цветов и галстуков, т.е. Мне нужно было сначала договориться, и он должен был доставить мой чемодан по адресу его квартиры. Мне даже не нужно было говорить, что я собираюсь провести эту ночь с ним, это было очевидно.

После обеда он должен был забрать меня из офиса: «Давай, может быть, снимем твою квартиру. Вам не нужно ни о чем беспокоиться, но не факт, «рожать, кормить, мыть и трахать (последнее нужно зачеркнуть, но я не смог найти, как это сделать).

Я стою там, сонный, привалившись к верхней полке поезда, растрепанный, жадно сжимая картонный стаканчик с моим столь желанным латте с молоком без сахара и корицы.

Он идет на встречу, высокий, сильный, потрепанный жизнью (ну как тут можно зачеркнуть текст?!), с таким желанным членом между ног (тут зачеркивать нельзя).

Обещанного «я тебя поцелую, а ты никуда не денешься, я начну тебя раздевать прямо посреди толпы прибывающих/убывающих людей» не случилось, я этого очень не хотела. Я хотела обнять его и почувствовать его запах. Да, я определяю привлекательность мужчины, настоящего, который передо мной — в основном по запаху. И я, в начале рассказа, честно признался, что не могу похвастаться отсутствием тупости.

Наверное, не так я представляла себе эту встречу)) Но случилось так, как случилось. Я заранее налил себе кофе, но почему-то не подумал взять с собой запасную куртку. Я плохо спал, и не из-за своих переживаний, а из-за храпа соседа по комнате. Я хотел курить и чувствовал, что наконец-то понял это.

Он взял мой рюкзак, мы вышли на улицу, не оборачиваясь, я направился к «месту для курения», где сразу начал курить, запивая оставшимся кофе, который уцелел.

— Почему ты такой противный?

— Я не высыпалась, была вся в морщинах. Извините, я скоро одумаюсь.

Он подошел ко мне, перекинул мой рюкзак через спину и притянул меня к себе. На голову выше, в два раза шире, он буквально обхватил меня, и я расслабилась, уронила руки с кофе и сигаретой, закрыла глаза и глубоко вдохнула его запах. Характеристика «нравится/не нравится» здесь не подходит. Я впустил этот запах в себя, и он распространился по всему моему телу, распространяя тепло, улыбку и спокойствие. Слава Богу, подумал я, все в порядке, давайте соберемся.

Но вслух она сказала:

Улыбка перетекла из тела на лицо, просочилась в голос, и настроение улучшилось. Напряжение прошло, когда рука сняла усталость. Очевидно, что я волновалась, просто не осознавала.

— Подавись) — он усмехнулся в ответ — Я не могу в это поверить, ты… настоящий. Невероятно))

— Вообще-то моя бабушка говорила с тобой обо мне, меня хватило только на неделю)))

А потом виртуальные обещания начали сбываться. Перед этим, отойдя немного назад, чтобы самому прикурить сигарету, он выбросил сигарету в мусорное ведро, подошел, схватил меня за задницу одной рукой, другую запустил мне под волосы, сжал мою шею и поцеловал меня. Грубо, уверенно, сразу же проникая в мой рот своим языком, буквально заполняя меня. Не знаю, сколько длился этот поцелуй, наконец, отодвинув лицо, он ждал, когда я открою глаза и посмотрю на них так… ну, коротко, конечно, они появились.

Время шло, и пора было ненадолго расстаться. Он вызвал такси для меня по адресу офиса, для себя — дома (он взял два выходных), мы должны были ехать в разные стороны города. Мое такси приехало первым, я сама поцеловала его на прощание, пообещала позвонить через некоторое время и предупредила, что деньги и документы у меня, так что если он исчезнет с моими вещами, я не буду плакать).

Я не успела добраться до места назначения, как пришло первое сообщение: «Я так счастлива! Ты даже представить себе не можешь!», я не успела ответить ничего остроумного, когда пришло второе «(мое имя) и я люблю тебя по-настоящему, считай это», я уже не спешила отвечать, потому что знала, что если оно прорвется, то я не смогу ничего ответить. Одно за другим приходили новые сообщения:

«Кто ты. Удивительно. Я поражен. Я даже не знала, что ты такой мой».

«Я с нетерпением жду встречи с вами. Вы забыли адрес?»

«Хочешь, я приду к тебе?».

— Вы уже там?

Я ответил, когда прибыл на то самое место.

Мол: Да, я прибыл. Нет, тебе не обязательно приходить. И вы мне очень понравились. Вздохните и расслабьтесь, я сейчас вернусь.

Но «скоро» не произошло. Общаясь по телефону с представителями офиса в течение многих лет, я теперь знал их по именам, узнавал по голосам и вообще казалось, что знаю их всю жизнь. Когда я вошла в офис, я была в замешательстве. То ли они не понимали, кто я, то ли в тот день случились какие-то магнитные бури, но только на то, чтобы объяснить, кто я, чего хочу и с кем я, ушло больше часа, например, что я хочу, потребность в общении. Около часа мы согласовывали некоторые вопросы, потом пришло время обеденного перерыва, а мне, собссно, тоже хотелось чего-нибудь поесть, поэтому я согласился сделать получасовой перерыв, зашел в кафе через дорогу и заказал еду, взяв телефон. И там.

Сад и Гоморра. Я не помню, сколько смс и пропустила, и последнее сообщение: «Короче говоря, я еду к тебе. Я не знаю, что у вас там, я приду и узнаю». Я поперхнулась своим соком. Красивые брызги граната украсили стерильную белизну скатерти и стали соусом для не самого лучшего мяса. Я сразу же набрал его номер.

— Что случилось? Что это была за паника? Я была занята, поставила телефон на беззвучный режим!

— Я предполагал, но начал беспокоиться, что вы не дозвонились в течение трех часов!

— Не три, а два, Саша, твоя паранойя распространяется на реальный мир?

Какая паранойя? Разве мне нельзя волноваться? Где вы сейчас находитесь?

— Я сижу в кафе, напротив офиса, ем.

— Я буду там через 10 минут, заходите или вы справитесь за это время?

Я ем быстро, поэтому за отведенное мне время я успела поесть и расплатиться, выходя, я увидела его на другой стороне дороги. С цветами, стоит, курит.

— Почему именно цветы? Теперь я должен сидеть здесь с ними.

«Спасибо» было бы достаточно

Напряжение вернулось, как при недоразумении во время виртуального общения. В такие моменты я хотела отстраниться, а он хотел завлечь меня репликами и подшучиванием. Все это привело к спору с продолжительным молчанием.

Но здесь, как он сказал, возможность прикоснуться и посмотреть в глаза все сгладила. Он схватил меня, с букетом в руках, и поцеловал в нос.

— Не дуйся, прости за панику, я просто растерялась… Я знала, что ты занят, но не могла сдержаться.

— Истеричка», — пробормотал я.

— Но ты истеричка, — с улыбкой сказал он и поцеловал меня в щеку. Оригинальная статья: bestweapon.ru/11789-internet-znakomyy-sasha.html

Я успокоилась, снова обхватила его руками, снова «выдохнула», снова расслабилась.

«Пойдемте, надеюсь, теперь все быстро уладится и мы сможем уехать.

— Ждать здесь, чтобы подождать? Я пойду выпью кофе.

— Подойдите и возьмите букет, попросите поставить его в вазу.

— Я не буду беспокоить, выйдешь — легко, я выпью кофе и отпущу, купив что-нибудь на ужин.

— Ну, если так, то телефон находится в беззвучном режиме, так что не волнуйтесь)))

— Язва) — Он снова притянул меня к себе и поцеловал, потом оглянулся на дверь, я почувствовала его спиной, он действительно еще не смотрел на мою попку?)

Потом все пошло веселее. Через полчаса мы покончили со всем, о чем он не смог договориться за 2 часа, уехали и зажгли, я забил на это. Пока я звонил всем своим, чтобы они не волновались вечером, когда я отвечал на очередное «я приехал, все в порядке». Нет, не холодно. Да, все в порядке» — теперь он подошел ко мне и обнял сзади за талию, зарывшись носом в мои волосы, явно слишком сопя)

Мы погрузились в такси вместе с букетом и пакетом еды и поехали к нему домой.

Жилье описывать не буду, обычный дом или скорее полдома. Чисто, комфортно. Ну, какой же я холостяк) Он был занят и предложил мне осмотреться:

-это твои женские вещи, разложи трусики на трусики, убери все мои вещи из шкафа)

— Кри, я уезжаю завтра после обеда. )

— Ну, хотя бы на один день… давайте почувствуем, что такое женщина в моем доме)

«Я дам тебе почувствовать, каково это — иметь женщину в своей постели» — сказал я, надеясь, что секс будет в момент, без картошки, салатов и мытья посуды. Но его там не было.

— И вот… поехали! И не заходите на кухню следующие полчаса.

— Плохо быть таким. Я пробормотал и направился потискать кота.

Обойдя простой особняк, бросив рюкзак на кресло в гостиной и положив телефон на зарядку, я достала свои ванные принадлежности и, постучав в дверь, заглянула на кухню:

— Я иду в душ, где ты можешь взять полотенце?

Это… пол или что-то вроде того, что ощущается даже сзади.

— В шкафу, в компьютерном зале, на верхней полке — берите то, что вам нравится.

Я подошел к нему и протиснулся сзади.

— Почему вы так напряжены?

— Ты все знаешь… иди, умойся, я закончу ужин.

Я разделся, взял полотенце, обернул его вокруг себя и пошел умываться. Я не закрывал дверь… но на всякий случай. Я долго наслаждалась горячими струями воды, мылась, разводила, но «шанса» не было. Я надела трусики, длинную домашнюю футболку, промокнула волосы полотенцем и вышла.

Все уже было на столе, кроме горячего. И мне совсем не хотелось есть… Почему-то мне было абсолютно не страшно, не волнительно, я честно уже хотела этого. Придя с голыми ногами, без лифчика, с мокрыми волосами, я надеялась, что он все поймет. Он понял, я видела это в его глазах. И то, что он сам хотел, было понятно. Но на ухо было сказано

— Садитесь — как бы … металлический, приказной тон.

— Я взял вино. Но давайте оставим это на завтра… Мило. И к картофелю с мясом. У вас есть водка?

— Да, в холодильнике.

— Я больше ничего не хочу.

— Ну, составь мне компанию, сам, чисто символически…

Он колебался, и я подошла к холодильнику. Я взял бутылку у двери, попросил стаканы. Пока он доставал их, он прикоснулся к холодной бутылочке сначала одной соской, потом другой. Результат не заставил себя ждать. Жесткие сосочки тянулись к ткани футболки и бесстыдно торчали, когда он протягивал мне два стакана.

— Отлично… Я терпел, сладко посапывая, наливая нам «на донышке».

— Я положу в морозилку, чтобы второй «растянулся».

Я встал на кончики пальцев, чтобы добраться до свободного места в морозильной камере, и почувствовал на себе взгляд. Возвращаясь к столу, я протиснулась мимо и «случайно» коснулась его груди своими сильно выступающими сосочками.

Он насыпал еду в мою тарелку, налил в стакан домашний томатный сок.

— Ну, для свидания? — Как-то так… — спросил он расстроенно.

— (Да, за встречу!) Мы щелкали и пили. Немного купался, чтобы поговорить. Точнее, я начал говорить, а он слушал и смотрел, как маленький ребенок, ей-богу, взрослый мужчина.

«Я пойду за вторым», — я встала и, проходя мимо, коснулась уже его попки. Наконец я почувствовала его руки. Они взяли меня за бедра и поставили на колени, спиной к себе. Они начали смазывать меня, крепко сжимая ее бедра, потом ноги, потом талию. Я пропустил их маршрут и предался наслаждению.

«Наконец-то мы так близко».

В ответ послышалось мурлыканье, и его руки переместились на грудь, крепко сжав ее, даже слегка, он устремился к моей «ахиллесовой шейке», и как только он укусил ее, мои ноги автоматически разошлись. Он знал об этом механизме моего тела, и его рука мгновенно метнулась туда, где уже давно ждали его руки. Одной рукой он гладил и тискал мою киску, другой рукой сжимал мою грудь, кусал за шею, а я уже бесстыдно тискала его, стонала и охала. Не знаю, как это произошло, я явно отгородилась от мира вне своего тела, но я отчетливо почувствовала, что его член уже покинул штаны и даже трусы, и он уже ввел его в мою дырочку. Я, ни разу не прикоснувшись к нему, почувствовала, как огромный член плавно входит в меня, и раздвинула ноги, сидя на нем, пока он не остановился. Не помню, кто двигался, то ли он меня поднял, то ли я на него села, но темп подходил ко мне во всем.

Он накачивал меня глубоко и сладко, сжимая и лаская все мое тело, когда его рука начала гладить мой клитор, я выгнулась дугой, прижавшись головой к его груди, и он начал шептать мне на ухо

— Да, моя девочка, да, сладкая… как хорошо… как хорошо

Я растворилась в его голосе, запахе, оргазм накрыл меня, и через несколько мгновений я села на него. Теперь я задыхалась… как раз для моего французского. Ради этого момента стоило пережить все хлопоты и «как же я задолбал».

Я встала и слезла с его члена, повернулась и сладко поцеловала его в губы.

— Давай закурим», — сказала я и посмотрела вверх, на его член. Я не люблю большие члены. И длина всегда предпочтительнее ширины… в пределах разумного, конечно. Так что его член был идеально подходящим во всех отношениях.

— Давай… только я надену штаны.

Я не возражал, тем более для меня оставалось загадкой, как они вообще оставили его тело.

Мы начали курить, и мне уже было так хорошо, что я готова была смеяться над всем, целовать все подряд и провести так всю ночь и день, вплоть до момента отъезда.

Тогда мои глаза, наверное, расширились… в каком-то смысле?!

— Да… и что, это было незаметно?

— «Да, я не знал… Посмотрим, как это будет во второй раз», — игриво пробормотал он и опустился на мои колени.

‘Данке, я не против’, — сказал он, уже прижимаясь к моим ногам и целуя внутреннюю поверхность бедер.

«Посмейся и остановись», — было последнее, что он сказал, прежде чем коснуться языком моей влажной киски.

Он нежно посасывал мой клитор, проникал в мою попку и играл губами, я была удовлетворена. Но не удобное) жесткое кресло, упираясь спиной в стену. Она не могла продержаться так долго.

— Пойдем спать, ладно?

«Я еще не закончил», — сказал он сквозь смех. «Очень вкусный

— Я не испытываю дискомфорта, Винг).

— Хорошо… Так что со вторым?

— Тьфу, не выражайся! Я терпеть не могу, когда ты выбрасываешь что-то подобное!» — пробормотал он, откинувшись в кресле.

— ‘Не сердись, милый’, — я поцеловала его и с удовольствием слизала свой сок с его губ.

Я налила нашу, как только он начал есть, и пошла в душ. Возвращаясь — мы все же перешли на кровать.

Он трахал меня крабом, боком, стоя на ковровом полу и утром на подоконнике кухни. Мы трахались еще три раза за ночь и два раза на следующий день. Я заканчивал каждый раз и в общей сложности четыре раза. Он кончил только дважды, один раз на мою задницу, когда резко и грубо трахнул меня крабом, плотно намотав мои волосы на руку и оставив теплую вязкую струю на моей спине и между щеками задницы. Второй раз — утром, на кухне, когда я решила сделать ему минет после тщательно приготовленной «катастрофы без сахара с корицей». Я сладко обхватила его силу своим ртом, глубоко втягивая, напевая и лаская ногтями его бедра. Но он снова закончил свою руку, опустил ее к моему лицу и взял в рот. То, что лежало на языке и губах, я проглотил, остатки семени с лица собирать не стал, умылся и уже переоделся в дорогу, но мне пришлось снять его снова, когда я, собирая вещи, нагнулся, чтобы принять Зарядку из розетки и к этому и к тому моменту почувствовал сильный шлепок по заднице. Как только я встала, готовая возмутиться — меня крепко взяли за скромность, укусили за шею, стянули джинсы и начали ласкать толчок между ног. Эта картина, как и я, была в его власти, со спущенными штанами, только круглые булочки, прижатые поверх джинсов, и его большая рука трахала меня двумя пальцами и, забыв свое имя и где я, я громко стонала, очевидно, он начал это без дальнейших манипуляций — Он положил меня на кровать, не снимая штанов, просто спустив их еще ниже — он выпятил на меня свою задницу и вошел в меня, вдавив в кровать. Стало трудно дышать, он, очевидно, не понимал, что вес всего тела был слишком велик для меня.

— Дышать было нечем!

Он встал и начал всех перемешивать.

Я кончила так, когда он положил меня на живот на кровать, вытянул руки и зарычал на меня, как животное. И все закончилось снова, когда она забралась на него сверху, танцуя бедрами на нем, с его членом внутри, он приподнялся и начал сосать мои груди, грубо сжимая мою попку.

Мне нравился его способ. Чередование нежного котенка, вылизывающего меня по всему миллиметру, и грубого, резкого мужчины, подминающего меня под себя и имеющего столько, сколько захочет. Я не оставляла его без комплиментов, и он сам все видел и чувствовал. Это было замечательно!

Я не хотел расставаться, не столько из-за слез, но я бы не отказался от нескольких диапазонов.

За последние несколько часов он в некотором смысле взорвался. Глаза грустные, курит чаще, просто соплей еще не хватало. Я решила сделать ему быструю шарлотку, поэтому последний час мы провели на кухне, я готовилась, а он помогал быть быстрее, поскорее вызвать такси на вокзал. Все складывается, шарлотка в духовке, «какая жалость, не успею…» совпадение? Я так не думаю.

— Тебе придется остаться дома, не волнуйся, я доберусь, я не потеряюсь.

— Да, черт с ней, с Шарлоттой! Я потрачу тебя, и об этом не может быть и речи!

— Никогда. Когда еще моя Шарлотта придет к вам?

— Я ем сыр! Мне все равно! Я пойду с тобой.

Я усадил его в кресло, сел в обнимку с ним, выкурил две сигареты:

— Саша… Почему произошла эта трагедия? Я улетаю с другой планеты. Все будет хорошо, не волнуйтесь.

— Какого черта? Мы договорились, что будем вместе до последнего!

— Полчаса там, полчаса здесь. Не будь ребенком.

— Это ты! Ладно, делай, как знаешь!

На этом они расстались. Я не буду говорить о том, чем закончилась эта история. Потому что это не закончилось. Саша жив, вот куда отправляются сердца. Так что не прощайтесь.